На главную Написать письмо Карта сайта

Новости

Олимпийские инвестиции ушли в безнадежный минус

23 ноября 2011 года

Частные инвесторы Олимпиады 2014 года в Сочи никогда не смогут окупить построенные ими объекты.

Мыслителей современности питают деньги

30 ноября 2010 года

Американское издание Foreign Policy опубликовало им же составленный рейтинг «мировых мыслителей». Первое место поделили Уоррен Баффет и Билл Гейтс.
На втором оказались так же две знаменитости - глава МВФ Доминик Стросс-Кан и руководитель Всемирного банка Роберт Зеллик.

Клубы Москвы 2010: открытия года

29 октября 2010 года

Сотрудники «ГдеЭтотДом.РУ» собрали даные о наиболее значительных клубных премьерах столицы России, прошедших в 2010 году. Для 10-миллионного мегаполиса список не велик, однако в него включены только те дебюты, которые показались экспертам рынка безусловно заслуживающими внимания.

Как открыть клуб – информация риэлторов

29 октября 2010 года

Игроки рынка сходятся во мнении, что одним из ключевых моментов в открытии нового ночного клуба является поиск подходящего места и помещения, которое должно отвечать определенным техническим требованиям.

Электроснабжение в Петербурге обещают восстановить к девяти вечера

20 августа 2010 года

По предварительной информации компании "Магистральные Электрические Сети Северо-Запада" (МЭС Северо-Запад) электрическое снабжение города будет восстановлено к девяти часам вечера 20 августа. Так же появляется информация об эвакуации пассажиров метро, чьи поезда застряли на перегоне между станциями "Лесная" и "Площадь Мужества".


Главная

Генри Форд. Впечатления Свена Гедина

00:32 | 28 марта 2010 года

 Версия для печати

В первой половине 1923 года Свен Гедин путешествовал по Соединённым Штатам. В Чикаго он получил приглашение выступить перед соотечественниками в Детройте, автомобильной столице Америки. Здесь он пытался получить аудиенцию у Генри Форда – «автомобильного короля». Разумеется, у него был и личный интерес – он намеревался добиться личной встречи с миллионером, которого хотел заинтересовать проектом своей новой азиатской экспедиции.

 

9 апреля Гедин приехал в Детройт, где его радушно принял шведский вице-консул Карл Парсонз, чей отец, шведский крестьянин-эмигрант Персон, несколько десятилетий назад уехал искать счастья в Штаты. Персону удалось сколотить капитал, достаточный, чтобы вернуться на родину у купить хутор, сын же предпочел остаться в Америке сменил шведскую фамилию на более подходящую для американцев и успешно занялся бизнесом, теперь ему принадлежала фабрика, производившая подъемные устройства для автомобильных стекол. Основным клиентом Персона-Парсонза был Генри Форд.

 

За проведенное в Америке время Гедин успел прочувствовать, что значило имя Форда для этой страны. Оно встречалось чуть ли не на каждом шагу, на капотах машин и в рекламных объявлениях, на полосах газет и в разговорах. Генри Форд был американцем номер один. Страна готовилась к выборам главы государства, и его называли одним из наиболее вероятных кандидатов в президенты.

 

Гедин обратился к Парсонзу с просьбой устроить ему встречу в Фордом и шведский консул тут же позвонил одному из секретарей магната. «Встреча с мистером Фордом? – переспросил тот. – Да, вчера это было возможно, но сегодня он находится по пути во Флориду, и никому не известно, сколько он там пробудет».

 

Парсонзу лишь оставалось объяснить Гедину, что, по статистике, из тысячи человек, ищущих встречи с Фордом, добивается своего лишь один, все, остальные же довольствуются общением с его многочисленными секретарями. Сам Парсонз, связанный с «Форд Мотор» многолетними деловыми отношениями, никогда не видел великого человека.

 

Рассказывали, что, когда президент Теодор Рузвельт, правда, уже после своей отставки, приезжал в Детройт, отцы города пригласили Форда поучаствовать в торжественной встрече поезда, но что автопромышленник спокойно ответил: «Если полковник Рузвельт захочет повидаться со мной, я приму его завтра между двумя и тремя». Человек, зарабатывавший сто  долларов на каждой из шести с половиной тысяч машин, ежедневно сходивших с его конвейеров, мог позволить себе и не такое…

 

Гедина особенно позабавила история о руководителе одного из отделов «Форд Мотор» по фамилии Уэллс, который как-то, обедая с хозяином, пожаловался на слишком низкое жалование. «Сколько вам платят сейчас?» – поинтересовался Форд. – «Сто пятьдесят тысяч в год». «А во сколько вы себя оцениваете?» – «В миллион». - «Ол-райт, вы получите миллион». Ровно год спустя, получив сполна свой миллион, Уэллс был уволен.

 

Что было куда хуже для Гедина: за Фордом закрепилась прочная репутация человека, совершенно чуждого какому бы то ни было меценатству. Ни цента из своих капиталов, насчитывавших несколько сотен миллионов долларов, он не отдал на дела, которые прямо или хотя бы косвенно не касались интересов его личных или его предприятий. Он не имел ничего общего с искусством, наукой или благотворительностью, о первых двух он говорил, что понятия не имеет, что это такое, о последнем же отзывался определеннее, заявляя, что, производя дешевые автомобили, способствует повышению жизненного уровня людей и, тем самым, занимается благотворительностью в крупных масштабах.

 

Лишь один раз он сделал исключение: когда к нему обратились с просьбой сделать взнос в фонд строительства больнице в Детройте. Форд ответил, что готов в одиночку оплатить все расходы, при условии, что остальные спонсоры заберут свои взносы. Больница, строительство которой обошлось в десять миллионов была построена, и Форд лично отбирал всех сотрудников, от медсестер до ведущих врачей.

 

11 апреля, когда Гедин после очередного выступления и обеда сидел и читал, к нему буквально ворвался Парсонз. Тяжело дыша, он сообщил, что сегодня в час ему сообщили, что мистер Форд ждет их обоих у себя сегодня же, в два часа. Время было, между тем, ровно два – секретарша позабыла вовремя сообщить о звонке Парссонзу. Он тут же перезвонил в резиденцию магната, помощник которого спокойно ответил: «Все нормально, вы только приезжайте».

 

В следующее мгновение они уже сидели в машине Парсонза, которая на предельной скорости неслась по детройтским улицам. «Мы рискуем влететь на пятьдесят долларов штрафа», - крикнул Парсонз, но Гедин не слушал его вполуха, лихорадочно прокручивая в голове сценарий предстоящего разговора с Фордом. Наверняка, следует говорить коротко, ведь этот везунчик, который знал в жизни один лишь успех, должен быть заносчивым, избалованным и высокомерным.

 

-Принимают только одного из тысячи, - напомнил ему Парссонз.

 

Офис Форда размещался в простом одноэтажном здании. Они прошли в приемную, отделенную от кабинета хозяина стеклянными стенами, и оказались перед большим столом, за которым сидел помощник автомагната мистер Лиеболд. Перед ним лежала гора писем, которые он вскрывал одно за другим, просматривал в течение нескольких секунд, делал какие-то пометки карандашом, а затем бросал в одну из дюжины стоявших рядом корзин. Время от времени появлялись секретари, приносившие пустые корзины и забиравшие наполненные. Гедин вслух посочувствовал Лиеболду. Тот рассмеялся, ответив:

 

-Я смотрю на три первых слова, в чем суть вопроса.

 

Сам Форд, как тут же сообщили гостям, прочитывал письма лишь в исключительных случаях, однако на все адресованные ему послания, давались ответы.

 

-Посмотрите вперед, - шепнул Гедину Парссонз. – Сидящий спиной к окну и есть Форд.

 

Сквозь стеклянную стену Гедин увидел «короля машин» – он сидел на стуле, раскачиваясь взад и вперед на двух ножках, и изучал какую-то бумагу, напротив сидел редактор принадлежавшей ему газеты «Дирборн Индепендент». Только что Форд закончил прием французской делегации во главе с Андре Ситроеном.

 

Через несколько минут Форд вышел в приемную и приветствовал гостей. Мультимиллионер оказался худощавым человеком среднего роста, с симпатичным, но незапоминающимся лицом, доминирующим цветом в его внешности был серый – серый костюм, серые глаза, серые волосы с проседью. Он был весь в движении – даже усевшись, он тут же вновь принялся раскачиваться на стуле, то и дело закидывал ногу за ногу, скрещивал руки на затылке, вытягивал их перед собой и вращал кистями.

 

Гедин завел беседу об Азии, стремясь заинтересовать Форда проектом экспедиции через весь континент на автомобилях его постройки. Однако тот не выказал ни малейшего интереса – сейчас, заявил он, его привлекает другая часть света – Россия! Именно там он видел самый перспективный рынок для машин и, прежде всего, тракторов. Трактора помогут вдвое увеличить плодоносность российского чернозема, так что, как только политическая обстановка в стране большевиков станет стабильной и надежной, он намерен построить там фабрики и продавать трактора марки Фордзон по очень низким ценам. Когда это случиться? Загадка, ответа на которую не знает никто – может, скоро, может, через десять лет, но в любом случае наступит время, когда русским потребуются фордовские автомобили и трактора.

 

-На сегодня Россия запущена бессовестными евреями, - отметил в заключение Форд.

 

-Я слышал, что вы не любите евреев, - тут же отреагировал Гедин.

 

-Те, кто считают, что я их ненавижу, ошибаются. Я охотно торгую с ними. У них есть миссия, которую необходимо выполнить, и для христианства хорошо, что они есть. Видите ту старую, косматую собаку во дворе, что нежится под солнцем? Блохи, живущие в ее шерсти, не дают ей ни минуты покоя. Она вынуждена постоянно выкусывать их. Они мешают ей спать. Так же и с христианами. Если бы у них в шкуре не сидели евреи, они бы заспались. Я ни в коем случае не ненавижу евреев.

 

Он тут же распорядился принести четыре книги, написанные им самим: «Международное еврейство», «Еврейские активисты в Соединенных Штатах», «Влияние евреев в американской жизни» и «Вопросы еврейской власти в Соединенных Штатах» и вручил их Гедину, надписав детским почерком на титульном листе одной из них: «От вашего друга Генри Форда».

 

Гедин перевел разговор на темы большой политики. Когда он высказался, что рано или поздно Германии придется исполнить особую миссию – восстановить и обустроить Россию, он отозвался:

 

-Я сомневаюсь в этом. Немцы способный народ, но их организаторские способности направлены исключительно на армию и флот, то есть на средства уничтожения. Франция – лишь инструмент в английских руках для разрушения Германии, а Англия управляется евреями. Что же касается вас, шведов, то вы знакомы с соседством русских.

 

-О, да, они отобрали у нас балтийские провинции и Финляндию, треть всей страны, так что нам всегда приходится быть начеку.

 

Они говорили о Лиге Наций и железной руде, о лесной промышленности и самолетостроении, о запланированной Фордом поездке в Швецию: он хотел отправиться туда на следующий год. Хозяин весьма польстил гостю, заметив: «На моих фабриках много шведских рабочих. Шведы – лучшие из всех народов, живущих в Соединенных Штатах. Возможно вы, в отличие от меня, не задумывались о том, что к нам перебрались лучшие представители шведского народа, те, кто может быть предприимчивыми, кто не боятся брать свою судьбу в свои руки.

 

Гедин несколько раз пытался свернуть разговор на участие Форда в финансировании его новой экспедиции, намекая, что раз уж магнат намерен завоевать весь мир, то он никак не может пренебречь Центральной Азией, но тот и слышать ничего не хотел. Россия – вот ближайшая цель, был ответ.

 

-Только не думайте, что я работаю ради богатства, - подчеркивал он. – Ни в коем случае, я презираю деньги – для меня они не представляют ценности, если не используются для повышения уровня жизни людей. Я хочу, чтобы все жили лучше и были счастливы. Любой из моих рабочих может пойти в мой магазин и купить маленький автомобиль за пять долларов и потом отдавать долг по пять долларов в неделю, до тех пор, пока машина не станет его. Несколько лет назад я построил шесть тысяч домов для рабочих, каждый с садиком, по две с половиной тысячи долларов за штуку. Случайной благотворительностью ничего достичь нельзя. Основу для нищеты надо вырвать с корнем. На дешевые автомобили возложена миссия улучшения всеобщего здоровья. Вместо того, чтобы сидеть в четырех стенах своих квартир, теперь даже неимущие могут выезжать на свежий воздух и осматривать новые места. Таким образом, повышается уровень их образования, их уверенность в себе и их желание жить. Когда каждая семья имеет автомобиль, порода становится лучше.

 

За те полтора часа, что они провели с Фордом, никто не посмел побеспокоить его. Потом они расстались навсегда, и Гедин, хоть и не добился поставленной цели, считал себя не вправе жаловаться на бесцельно потраченное время. В запасе у него оставался еще один в Детройте и он успел осмотреть заводы, познакомиться с сыном Форда, Эдселем, «кронпринцем» автоимперии, и даже накоротке переговорить с Ситроеном. В отличие от американца тот оказался настоящим мечтателем, впрочем, увлечь его азиатским проектом Гедину тоже не удалось: мечтами француза владел куда более экзотичный проект, он хотел сконструировать и построить автомобиль, на котором удастся проехать по льдам до Северного полюса. Все доводы Гедина, убеждавшего, что это нереально, Ситроен с ходу отмел.

 

 

Лит.: Sven Hedin. Storman och kungar. Stockholm 1950; Владимир Хозиков. «Забытый кумир фюрера. Жизнь Свена Гедина», М., 2003  

Оставьте комментарий

* Обязательно для заполнения

Комментарии: 1 шт.

Williamhak
23:33 | 24 августа 2018 года

У меня была похожая проблема, бесплатно прокосультировал Евгений Беляев BelyaevJurist@yandex.ru , попробуйте проконсультироваться может и вам поможет.

© 2008-2010 ООО "Деловая информация". Все права защищены.
Разработка сайта: WebComfort
Rambler's Top100